Эмиграция в Израиль: все получилось случайно

В последние несколько лет многие задумываются об эмиграции. Много к тому предпосылок, к сожалению: постоянные реформы в образовании, снижение общего уровня жизни. Как переехать семье с двумя детьми и какие изменения возникают при смене страны, рассказывает Екатерина Арефьева.

Катя с семьей переехали в Израиль в 2016 году, но уже сегодня ей есть, чем поделиться.

Как вы приняли решение о переезде? Ведь у вас и в России все было хорошо: размеренная жизнь, работа.  

Екатерина: Все получилось случайно. Мы поехали в еврейский семейный лагерь в Италии. Там понравилось и нам, и детям, включая общий культурный уровень людей, занятия, общение.

По возвращении мы едем в Израиль. И когда приезжаем сюда, вся поездка складывается без сучка, без задоринки. Наш прекрасный гид показывает нетуристические места, рассказывает историю Израиля, мы знакомимся с новыми людьми. Муж и я остались в полном восторге. У Стены Плача у мужа было ощущение, что он вернулся домой. Это действительно энергетически очень сильное место.

Когда вернулись в Москву, псориаз, который довольно давно есть у мужа и старшей дочки,прошел. Точнее, была ремиссия на десять месяцев, чего не случалось ранее.

Еще в Израиле мы узнали, что у нас есть право на репатриацию. Муж со свойственной ему страстью аналитика погрузился в чтение Торы. Он слушал комментарии, историю еврейского народа и много всего. Он понял, что иудейская философия ему близка, так как откликается базовое чувство справедливости.

А я еще года два пыталась привыкнуть к мысли о том, что мы можем переехать. Последней каплей стало обсуждение законопроекта о том, что будет переход на импортозамещение медицинских товаров российскими аналогами. И поняла, что в таких координатах я жить не готова. Решение было принято.

Кому  сложнее переехать — взрослым или детям? Как привыкают дети?

Екатерина: Взрослым сложнее. Маленьким детям совсем просто, потому что им где родители — там и хорошо. Подростку сложнее, но если хороший контакт с родителями, если он сам участвовал в принятии решения о переезде, то эмиграция будет проходить легче. Мы со старшей дочерью советовались, она принимала участие в обсуждениях. И поэтому когда ей тяжело, мы обнимаемся и говорим: нам тоже тяжело, но мы знали, что будет первые два года непросто, потому, ребенок, терпим все вместе.

Взрослым тяжелее, потому что здесь, как в подростковом возрасте, надо проходить момент поиска, самоидентификации, найти себя в этом мире. Муж сразу вышел на работу — он в менее стрессовой ситуации. Я пока в поиске.

С какими неожиданными вопросами столкнулись, переехав?

Екатерина: Меняется еда, вода, запахи, общий уровень шума, круг общения. Из привычных вопросов: надо заново понимать как работает банковская система, медицина, школы, сады. Например, из садика нам передали, что для дочери надо найти учителя иврита. Потому что она постоянно болтает, но одна из группы не понимает язык. И нам нашли учителя для нее, чтобы ребенку было удобнее. «Потому что это же несправедливо, что она не понимает».

Точно так же со старшей дочерью было, когда к нам через три недели в школе подошли и спросили: «Вам нужна какая-то помощь, вы же новые репатрианты? Просто мы заметили, что ребенок ходит в одной и той же одежде». Она действительно каждый день меняет только футболку. И  не потому, что у нее их нет, а потому что подростковый возраст: она влезла в одно и в этом ходит. Я распереживалась: ну как же так! они теперь все время ребенка будут заставлять одеваться. Но израильтяне мне объяснили, что это не потому, что им не нравится, а потому что они интересуются, правда ли не нужна помощь. И если нужна, то ее окажут: материальную в том числе. То есть это была не фигура речи.

Если в действительности нужна помощь — в поиске учителя, в открытии счета в банке, в чем-то еще, — израильтяне помогают. Кажется, что пространство начинает закручиваться и разрешаются все проблемы. У всех желание тебе помочь. Это прямо витает в воздухе.

Из неприятных моментов: сложно перестроится, что неделя начинается с воскресенья. И пока ощущение, что у меня отобрали день и я ничего не успеваю. Хотя пятница — выходной. Это,наверно, просто непривычно.

Мне здесь стало абсолютно свободно, внутренне свободно. Я себе это объясняю переездом. В Москве всё равно есть определенные ожидания от меня и я от них зависела. Здесь нет — я могу быть собой, какая есть. Ощущение, что тебя ждали именно таким, какой ты есть. И это невероятно.

Что потеряли, что приобрели в широком смысле?

Екатерина: Приобрели свободу быть собой, не загоняя себя в рамки. Радость бытия, когда тебя окружают люди, довольные жизнью. Хотя у всех есть вопросы, которые приходится решать. Но здесь это делается намного легче, чем в России. Когда уезжаешь в эмиграцию, именно так как мы уехали, одни, появляется чувство вины. Родители попали в больницу, а ты не  можешь им отсюда помочь, ничего сделать.

Неожиданно для себя открыли мощный уровень медицинской профилактики. Здесь на государственном уровне понимают, что это лучше и дешевле. За лекарства платит государство, и лучше поймать недуг в начале, чем  проводить потом дорогостоящее лечение. И такой подход просматривается во всех сферах.

Приобрели новые знакомства, новый опыт. Будем пускать здесь корни и привыкать к жизни в новых реалиях. Хотя к хорошему привыкаешь быстро.

Фото: из личного архива

Фото: из личного архива

Автор материала: Светлана Науменко

Подпишись на новые истории, чтобы получить первым новинки!

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *