Жизнь после жизни: если ребёнок не родился

Не так давно в жизни Александры Фешиной произошла трагедия — она потеряла в родах ребёнка. Это перевернуло её жизнь. Столкнувшись с проблемой отсутствия психологической помощи для женщин, потерявших детей, она решила самостоятельно создать такую организацию, куда можно будет обратиться и получить профессиональную качественную помощь. За чаем в её уютном доме она рассказала нам о своём проекте.

Фото: из личного архива

Фото: из личного архива

 

Расскажи о своей семье и детях.

 

Александра: На мой взгляд, дети — это одно из важнейших предназначений женщины. Я сейчас мама троих детей, из них живы двое.

Мы с мужем очень хотели третьего ребёнка. Долго откладывали, и вот, настал момент, когда почувствовали, что готовы. Этот ребёнок был долгожданным, желанным и стал расти внутри меня, мы ждали сына Егора.

Всё шло хорошо: и я, и муж уже много лет занимаемся саморазвитием, и я верила в то, что если я вся такая «правильная», осознанная, проработанная, всё делаю по науке, то меня не может коснуться тяжёлая болезнь, какие-то потери, какие-то непредсказуемые ситуации типа пожара в доме. Тогда я думала, что такие ситуации возникают как некое наказание за то, что я как-то проявляю себя в этот мир не так.

На 41 неделе у меня начались роды, в процессе рождения отошла плацента, и наш малыш родился мертвым. Он не вздохнул ни разу. И вместо радости встречи мы столкнулись со смертью нашего ребёнка.

Через неделю были похороны: нужно было забрать тело из морга в голубом гробике с атласными лентами, отвезти его на кладбище, похоронить.

Когда это случилось, я три дня просто не могла спать. Муж тоже. Было полное отрицание того, что это с нами произошло. Ни он, ни я не могли поверить и принять то, что в нашей прекрасной жизни — чудесной, обеспеченной и счастливой — случилось такое горе.

Когда я смогла спать хоть по несколько часов, каждый раз открывая глаза, я сталкивалась с тем, что это правда. И горе вновь овладевало мной.

Мне очень повезло, что я сама психолог и что мой муж очень меня любит и поддерживает. Вокруг меня оказалось 7 женщин, которые проходили через похожую ситуацию, но я не знала об этом, общаясь с ними достаточно часто.

И через месяц после случившегося, когда я начала постепенно выкарабкиваться из всего этого, я поняла, что очень хочу, чтобы у каждой женщины, прошедшей через это, была поддержка. Потому что единственное желание в такой момент — просто умереть. Сдаться.

Пока это всё происходило, я не замечала детей месяц. То есть они жили со мной, но мне было все равно, — я была полностью погружена в переживание и проживание своей потери. Была и депрессия, и агрессия, и поиск виноватого, и нежелание жить в принципе. Потому что жить с этим дальше кажется невозможным.

Очень хочется застрять в обвинении самой себя, в поиске той точки, где я приняла неправильное решение, где я сделала ошибку: а может надо было сделать кесарево сечение, а врачи предлагали и т.д.

И теперь одна из главных миссий в моей жизни — помогать таким женщинам.

Я разработала проект по организации помощи женщинам, потерявшим своих детей. Официальной статистики не ведется, но по неофициальным данным таких случаев в нашей стране как минимум 35 000 в год! Это около 100 ежедневно! Это только рождение мёртвых детей.

Плюс к этому есть женщины, которые прерывают беременность на поздних сроках по медицинским показаниям. Это крайне непростое решение. Мне кажется, что это, возможно, даже тяжелее, чем столкнуться с гибелью ребёнка в родах. Ведь тебе нужно взять на себя ответственность за это решение и жить с этим дальше.

Женщина, потерявшая своего ребёнка, очень часто переходит в режим «функционирования»: покормить других детей, сделать какие-то дела, убрать что-то, купить, уйти в бизнес с головой. Полностью пропадает желание и умение радоваться. Сама того не осознавая, она выключает свои эмоции, потому что слишком велика боль, и подсознательно будто принимает решение: Я НЕ ХОЧУ ЭТОГО ЧУВСТВОВАТЬ.

Вместе с болью, вместе с горем, отчаянием, злостью, безысходностью, ужасом от происшедшего, она «выключает» и позитивные эмоции: радость, благодарность, доверие, нежность, восторг, любовь.

Такая женщина не разрешает себе плакать. Она почти ни с кем не может поделиться своим горем. Это отягощено ещё и тем, что в нашем обществе тема смертности, тем более детской смертности, табуирована.

Я сама соприкоснулась с тем, что люди, случайно встречая меня и зная о том, что произошло, просто не знали, куда деть взгляд, начиналась паника, и они старались поскорее сбежать. И я их очень понимаю. За этим поведением стоит страх собственной смерти, страх собственной конечности.

Далеко ходить не нужно: моя собственная мама не хочет ничего знать о Егоре, категорически против разговоров о нём. Она убеждает меня, что он не рождался.

В таких ситуациях в обществе принято делать вид, что у меня все хорошо, все нормально, в моей жизни никто не умирает. Потому что если я скажу, что потеряла своего ребёнка, плачу с утра до вечера и виню себя без перерыва, — я могу оказаться непринятой, быть изгоем, остаться в одиночестве. И вот такая палка о двух концах: с одной стороны, хочется кричать об этом на весь мир, а с другой — есть страх изоляции и нормы поведения в обществе.

 

Расскажи, пожалуйста, подробнее о своём проекте.

 

Александра: Направлений для реализации этого проекта три:

  • Поддержка родителей и членов семей, переживающих смерть младенца;
  • Сотрудничество с представителями сферы здравоохранения и с органами власти, чтобы способствовать наилучшей поддержке скорбящих родителей и заботе о них;
  • Содействие профилактики младенческой смертности, чтобы уменьшить количество умирающих младенцев, осложнений в процессе беременности и родов для матери и ребенка.

В направлении поддержки родителей и членов семей, переживающих смерть малыша, необходимо создать в первую очередь информационный ресурс, наполненный как самой оперативной практической помощью — хоронить ребенка или нет, как и где оформлять документы и прочих, — так и брошюрами и книгами на тему потери ребенка, полезными контактами с психологической поддержкой.

Планируется регулярно проводить бесплатные вебинары с профессиональным психологом, который будет готов ответить на все вопросы, с которым можно обсудить в режиме онлайн возникающие чувства, переживания, состояния, и сделать это инкогнито.

Также в моих планах: организация горячей линии психологической поддержки, емайл-поддержки, создание сообщества родителей, перенесших утрату, для взаимной поддержки, создание психологических групп поддержки родителей по городам.

На сегодняшний день продумана и создана структура такого ресурса и необходимо его физически создать. Нужна поддержка в технической части: создать сайт, настроить всю техническую сторону и раскрутку ресурса, чтобы о нем знали, чтобы люди могли его найти.

Я прошу тех женщин, кто тоже столкнулся с утратой ребенка до рождения, в процессе или в течение недели после рождения, поделиться своей историей. Если вы готовы, просто напишите мне. Знание о том, что это происходит и с другими, что ты не одна со своим горем, что это можно пережить, еще и взять ресурс из этой ситуации, очень поддерживает в те моменты, когда особенно больно. Я считаю важным создать возможность для родителей задать вопросы, попросить поддержку у тех, кто смог пережить похожую ситуацию.

В направлении сотрудничества с органами здравоохранения есть большое намерение повлиять на наличие в каждом роддоме нашей большой страны психолога, прошедшего специальное обучение по работе с женщиной в ситуации перинатальной потери.

Пока что далеко не в каждом роддоме есть психолог вообще, а тех, кто умеет помочь женщине пережить её горе после потери ребенка, вообще очень мало.

Я звонила в роддома и пробовала разговаривать с руководством родильных отделений на эту тему, делала попытки выйти напрямую на психологов роддомов, но они не увенчались успехом. Ощущение, будто бьюсь в закрытую стену. Пришла к выводу, что эту задачу нужно решать на другом уровне.

Возможно, это решение необходимо принимать на законодательном уровне, что обязало бы роддома отправлять на обучение своих специалистов, оплачивалось бы это из бюджета. Возможно, существуют иные источники финансирования. Возможно, создаваемая мной организация будет это финансировать из найденных для благотворительности средств.

Пока это вопрос открытый. Уверена, что решение найдётся.

Для того, чтобы содействовать профилактике младенческой смертности, необходимо создать отдельный ресурс для подготовки женщины к родам.

Сейчас очень много разрозенной информации, есть даже курсы подготовки к родам при женских консультациях. Не все подобные курсы учитывают важность психологического аспекта при подготовке к родам. Это то, что непосредственно влияет на количество осложнений в родах. При этом не все женщины имеют доступ к такого рода информации. А кто-то не считает нужным обращаться к ней. Я считаю важным популяризировать необходимость психологической подготовки для уменьшения осложнений в процессе рождения ребенка.

Также я обратилась к международному опыту поддержки родителей, переживающих утрату, и сейчас веду переговоры с крупными зарубежными организациями с целью перевода для российской аудитории большого количества их исследований, материалов, направленных и на поддержку родителей и на уменьшение случаев такого исхода родов.

Более детально прописанные цели, планы и инициативы в направлении поддержки родителей, потерявших своих детей в перинатальном возрасте, надеюсь, совсем скоро, вы сможете увидеть на нашем сайте.

Фото: из личного архива

Фото: из личного архива

 

Саша, спасибо тебе огромное за то, что делишься таким тяжелым опытом. Желаю тебе много сил, а твоему проекту успеха.

Автор материала: Валентина Крюкова


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *